Субсидиарная ответственность при банкротстве

Собственники бизнеса понимают ответственность, ограниченную пределами стоимости доли, как гарантию от обращения взыскания на личное имущество. Это порождает ощущение полной безопасности, но это лишь иллюзия.

Наряду с ограниченной ответственностью участников закон предусматривает субсидиарную ответственность, суть которой укладывается в краткий тезис: при наличии определенных обстоятельств кредиторы получают возможность претендовать на возмещение собственных убытков не только за счет компании, но и за счет лиц, фактически влияющих на ее управление, независимо от вида и наличия должности.

Мы поможем

  • оценить риски привлечения к субсидиарной ответственности;
  • проанализировать степень фактического влияния на деятельность компании;
  • проверить сделки и иные юридически значимые действия, совершенные при участии руководителя;
  • углубиться в причины банкротства компании;
  • составить процессуальные документы и выработать обоснованную позицию;
  • отстоять права в ходе судебных заседаний.

Совершение каких действий может послужить основанием для привлечения к субсидиарной ответственности?

Главная задача добросовестного бизнесмена — доказать, что он действовал разумно и добросовестно, а банкротство компании вызвано объективными причинами. Закон устанавливает ряд оснований, при наличии которых действия фактического руководителя приведут к субсидиарной ответственности:

  • неподача заявления о банкротстве или несвоевременная подача такого заявления;
  • причинение существенного вреда кредиторам (например, совершение сделок на невыгодных для компании условиях);
  • умышленное искажение или сокрытие информации о сделках от остальных участников компании;
  • отсутствие или искажение документов, обязанность по ведению и хранению которых предусмотрена законодательством;
  • невнесение или искажение сведений в ЕГРЮЛ или Федресурс;
  • совершение налогового правонарушения.

Закон не устанавливает различий с точки зрения статуса, в котором действует руководитель: он может быть директором или участником компании, собственником компании, владеющей долей в компании-банкроте, может не иметь формальных связей с должником. Главное оружие в руках лиц, привлекающих к ответственности – статус контролирующего должника лица (КДЛ).

Руководитель будет признан КДЛ, если он имел:

  • право давать обязательные для исполнения компанией указания;
  • возможность определять действия должника иным образом (в том числе по совершению сделок и определению их условий).

Кроме того, презюмируется, что лицо является контролирующим должника, если оно:

  • являлось руководителем должника или управляющей организации, членом исполнительного органа, ликвидатором, членом ликвидационной комиссии;
  • имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться от 50% голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника;
  • извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в п. 1 ст. 53.1 ГK.

Особенность субсидиарной ответственности в том, что сумма, предписанная к уплате, не может быть списана при личном банкротстве контролирующего лица.

Российский бизнес, особенно в сфере строительства, обладает спецификой: в бухгалтерской отчетности, как правило, отражается имущество, которое фактически отсутствует (например, запасы). Если всё, что отражено в отчетности, не будет передано управляющему, с руководителя взыщут убытки в размере стоимости непереданного.

С 2017 года привлечь к субсидиарной ответственности можно и без банкротства. Например, если после обращения с соответствующим заявлением арбитражный суд не ввел в отношении компании ни одну из процедур из-за отсутствия имущества, достаточного для финансирования дела о банкротстве.